Неизвестная корреспонденция двух гениев

1037

Неизвестная корреспонденция двух гениев

18 апреля 1595

Дорогой Мигель,
Высылаю тебе рукопись первого действия моего нового шедевра ”Ромео и Джульетта”. Как закончится трагедия – не знаю только я.
Сейчас знаю только то, что она будет в пяти действиях с четырьмя антрактами.
Очень забавно, как думаешь?
Твой:Вильям

3 июня 1595

Дорогой Вильям,
С досадой читаю твоего очередного „недоноска”. То, что у тебя нет чувства юмора, я установил еще тогда, когда читал твои так называемые „комедии”. Но только теперь я понял, что у тебя нет и фантазии.
Трагический край двух влюбленных – это так пошло, так скучно!
Сожалею, что не смогу присутствовать на премьере, чтобы услышать улюлюкания и насмешки английской публики. Как твой друг, советую тебе оставить перо, которое и без того тебе чуждо, и взяться за какую-нибудь профессию, с которой ты мог бы быть полезен себе и обществу. Расфасовывай мясо, продавай носки, но перестань писать, ради Бога!
P.S. Высылаю тебе мой незаконченный пасторальный роман „Галатея”, написанный десять лет назад.Если ты не отупел тотально, то сразу поймешь – какая разница между испанской литературой и твоими самодельными стихоплетствами.
Твой: Мигель

11 августа 1595

Лучшее в твоем романе „Галатея” то, что он незакончен.Это дает надежду, что посредственность все-таки не безгранична, не смотря на то, что такие писаки, как ты,ежедневно пытаются опровергнуть этот факт.
Что касается „Ромео и Джульетты”, должен тебя уведомить, что на премьере театр был переполнен, а в финале публика рыдала о нерадостной судьбе двух влюбленных.
Твой:Вильям

24 сентября 1595

Дорогой Вильям,
Не сомневаюсь, что публика рыдала. Предполагаю, что и актеры тоже плакали, зазубривая твои недоделанные рифмочки. Твои драматургичные порывы могут расплакать и быка. Не буду разубеждать тебя перестать писать, потому что ты – графоман, это очевидно. Но не понимаю, почему ты должен терзать своими маниями актеров и публику.
Высылаю тебе несколько глав романа, который я начал писать. Он будет называться „Дон Кихот”.
Не боюсь плагиата, потому что ты и этого не можешь.
Твой: Мигель

8 января 1603

Дорогой Мигель,
Я не писал тебе семь лет. Столько времени мне было нужно, чтобы прочитать первые две главы твоего недоразумения „Горячий осел”.
После долгих раздумий я пришел к выводу, что осел – это ты. И что вместо „Донки Хот” тебе было бы лучше делать „Хот Дог”. Кроме того, и подчерк у тебя адски противный. Можно подумать, что ты пишешь левой рукой.
Твой:Вильям

6 февраля 1603

Дорогой Вильям,
Я ожидал, что ты придерешься к моей краснописи. Да, я не каллиграф, но я убежден, что лучше писать красивые слова некрасивым подчерком, чем нанизывать одна за другой красиво написанные гнусности, которыми изобилствуют твои пьесы.
Только твое врожденное малоумие заставило тебя искать в моем романе какого-то горячего ослика. Не найдешь. Потому что „Дон Кихот” – это имя рыцаря, дурак!
Что касается моей левой руки, должен тебе сказать, что я ее потерял еще в 1571 г. в драматической битве с турками возле Лепанто. Но, судя по твоим сценкам, ты даже не служил, так что едва ли бы испытал и каплю уважения к инвалиду войны.
Твой: Мигель

13 марта 1603

Дорогой Мигель,
Ты прежде всего литературный инвалид, а затем уже – инвалид войны. Было бы хорошо, если бы турки отрезали тебе и правую руку. Тогда бы ты не переводил столько чернил и не терзал бы бумагу своим бредом, от которого тошнит.
Все же у твоего романа есть и достоинства. Благодаря ему я понял, почему испанцы такие никудышные военные – потому что они постоянно сражаются с ветряными мельницами. Образ Санчо Пансы полностью списан с моего Фальстафа, но я тебя прощаю.
Да ты же даже и украсть не можешь, как люди.
Высылаю тебе свой новый шедевр „Гамлет”. Я убежден, что в следующие пять веков не появится столь гениальная пьеса.
Твой:Вильям

16 апреля 1603

Дорогой Вильям,
Твоя пьеса „Гамлет” мне пригодилась.У меня как раз закончилась туалетная бумага, поэтому я очень обрадовался твоему творению. Я и не знал до сих пор, что твой дядя переспал с твоей матерью – это в известной степени объясняет твои отклонения в психике. У меня все в порядке. Я закончил первую часть „Дон Кихота” и уже получил предложения от восьми английских издательств, которые хотят перевести мой гениальный роман на твоей родине. Пока что я его не даю им, исключительно от сожаления к тебе. Я бы не хотел, чтобы ты умер с голода, не выдержав жестокой конкуренции с „Дон Кихотом”.
Твой: Мигель

30 мая 1603

Дорогой Пиноккио,
Обращаюсь к тебе так не только потому, что у тебя деревянная голова. Называю тебя так еще и потому, что ты – бессовестный лжец. Самая большая ложь в письме, датированом 16 апреля, это то, что у тебя все в порядке.
С тобой не все в порядке, мой друг, и я уже даже не знаю, сможет ли и самый лучший врач тебе помочь. У тебя развивается опасная мания величия и ты внушаешь себе, что кто-то хочет издавать твои помои.
А пропо, вчера я встретился с вашим министром образования Хуаном Кастильяно. Очень симпатичный человек. Он настаивает , чтобы по крайней мере десять из моих пьес были включены в испанскую учебную программу. В конце нашего разговора я сказал ему: „Передайте мой сердечный привет моему доброму другу Мигелю де Сервантесу”. А он посмотрел на меня удивленно и спросил: „А кто это?”
Твой:Вильям

Перевод с болгарского:
Елена Ангелова

www.karolena.livejournal.com

КОМЕНТАРИ

Коментара

ВАШИЯТ КОМЕНТАР

Please enter your comment!
Please enter your name here

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.