Венские булочки

Венские булочки

28 февраля 1918

Сегодня ко мне пришла госпожа Рихтер, провели очередной сеанс. Заставил ее улечься на кушетку и расказать мне о своих снах. Господи, какие же икры у этой женщины! Тайно надеялся, что она скажет, что я ей снился. Увы, нет! Ей снилось, что за ней гонится огромный бык с одним-единственным рогом, но зато о-о-очень большим! Попытался обратить все в мою пользу и убедить ее, что большой рог – это символ мужского члена. Спросил, не связывает ли она быка с каким-нибудь своим знакомым, а она обозвала меня пошляком. Сказала, что больше ко мне – ни ногой.

11 марта 1918

Сегодня никто не пришeл, поэтому занялся теорией. Решил научно доказать, что все действия человека порождены сексуальным нагоном. Теперь ищу, как назвать „нагон” по научному. Все-таки наше общество слишком пуританское и вряд ли примет, если ему все скажут прямо в лицо.

20 марта 1918

Пациентов немного, поэтому целыми днями смотрю порно. Как человек, пристрастившийся к порнофильмам, могу нескромно заявить, что для меня теперь не существует ни одной тайны в этом жанре.
Несколькими годами раньше, когда я был начинающим эротоманом, я увлекался качественно снятыми порнофильмами.
Выучил наизусть тела порнозвезд, их движения, их стоны. Держал видак на стоп-кадре и говорил себе – господи, ну не может существовать такой совершенный клитор, такие божественные губы… Но в один прекрасный момент почувствовал, что знаю абсолютно все про этих женщин и устал от них так, будто трахался с ними годами.
Фильмы стали мне казаться слишком надуманными, героини – слишком напудренными, а их оргазмы – слишком фальшивыми.
Начал искать любительское порно. Снятое скрытыми камерами в квартирах, офисах, подземных переходах, в автомобилях. Открыл для себя красоту внезапного секса. Непреодолимое очарование реалити.
Но и этого мне показалось мало, и я устремился к более извращенному. Пожилые секс-тигрицы, неопрятные домохозяйки, отталкивающие культуристки с огромными клиторами.
И после того, как я просмотрел тысячи километров порно-лент, когда повидал уже все, во мне вдруг зародилась необъяснимая тяга к недовысказанному.
Порно меня больше не возбуждает, зато я крейзю от вида половинки маленькой груди, скрытой за небрежно разстегнутой белой блузкой. От лямки подвязок. От аромата духов, оставшегося в моем кабинете мгновения после того, как его обладательница ушла. Это верный признак того, что я уже неизлечимо болен.

31 марта 1918

Меня посетила генеральша Циммер. Пожаловалась, что в последнее время генерал стал держаться с ней холодно. Из пламенного любовника он вдруг превратился в безразличного квартиранта. Все попытки супруги обольстить его остались безуспешными. „Он у него висит, как ослиный хвост”, – едва выдавила из себя госпожа Циммер.
— Гм, как хвост, говорите? – я изобразил задумчивость и сделал вид, что пишу что-то в своем блокноте. Этот генерал полный кретин. Иметь такую жену и не пользоватся ею! Да, икры у нее не такие красивые, как у госпожи Рихтер, зато какой зад! Предложил генеральше лечь на кушетку, чтобы помочь ей. Она начала раздеваться без капли стыда и не остановилась до тех пор, пока не оказалась полностью нагой. — Давайте, доктор Фрейд, помагайте! – простонала она голосом, который приподнял бы и самый безнадежный ослиный хвост. В этот миг я осознал, что очутился перед страшным выбором – между природой и наукой.
Наука отступила…

2 апреля 1918

Хозяйка моей квартиры, госпожа Бунте, опять закатила мне скандал насчет наема. Я объяснил ей, что совсем скоро стану известным ученым и у меня будет много денег, но она осталась непреклонной. Все же сказала, что может и подождать, если я к ней применю „ту же магию, которую сделал генеральше”. Явно подслушивала, старая карга. Сомневаюсь таки, выдержит ли ее кушетка – эта свинья весит больше 150 кг.

14 апреля 1918

Снова писал. До сих пор не придумал чего-нибудь невинного, чтобы заместить слово „нагон”. Колебаюсь между “лабудо” и “болидо”.
Однако первое звучит как порода обезьян, а второе, кажется, означает какой-то автомобильный термин. Да, тернистый путь познаний…
Взял перечитать своего любимого Софокла. „Эдип”. Этот Эдип – ну, нифигасе, мазафака был! Я сильно разволновался. Если призадуматься, то и моя мать была вполне себе… Несмотря на то, что у нее были усы, да и бородавок больше, чем это обычно принято, надо признаться, что она частенько мне снилась голой. Что бы это значило?

20 апреля 1918

Позвонил Герман Роршах и позвал пить пиво. Это молоденький психиатр из клиники в Мюнстерлинген. Симпатичный малый, швейцарец, только слегка долбанутый.
Уселись, и он начал рассказывать мне про какие-то кляксы, по которым изучает психику пациентов.
Я сразу же предупредил его, что психиатр – это не гадатель, и всегда должен обосновываться на объективных фактах, а не гадать по всяким пятнам, однако он утверждает, что его метод абсолютно научен и уже дает свои результаты.
Говоря со мной, он впал в такой раж, что опрокинул свой бокал и залил всю скатерть. Но вместо того, чтобы смутиться от того, что развел свинство, он еще больше воодушевился:
— Вот, в конце концов, я даже пиво пролил, чтобы продемонстрировать тебе свой метод. Посмотри на это пятно на скатерти. Что оно тебе напоминает?
— Что оно мне напоминает? Напоминает обычное пятно от пива.
— Нет, нет, посмотри повнимательней. Не замечаешь каких-нибудь фигур, очертаний каких-либо предметов? Или животных?
— Да, я вижу поросeнка, который разлил пиво, вот что я вижу.
—Зигмунд, не ехидничай. Мы говорим о науке. Внимательно посмотри на пятно и скажи мне – видишь ли что-нибудь?
— Нет, Герман, я ничего не вижу, уж извини.
Роршах уставился на мокрую скатерть и вздохнул:
— А вот я вижу очертания женской груди и раздвинутых бeдер. И если мы проанализируем эти данные, то придем к выводу, что я испытываю сексуальную неудовлетворенность, потому что давно не был с женщиной.
— Роршах, тебе не нужно было обляпываться, чтобы доказать очевидное – что ты давно не спал с женщиной. Ты нервничаешь и говоришь глупости. Почему бы тебе просто не сменить профессию? Ты же швейцарец – делай часы, открой банк, паси коров. Зачем тебе мучаться с психологией, в который ты нифига не понимаешь? Роршах обиделся, заплатил по счeту и ушел, даже не сказав мне „до свидания”. Я давно заметил, что чем тупее кто-нибудь, тем он заносчивее.

25 апреля 1918

Сегодня неожиданно пришла эта цаца Рихтер. Извинилась за своe грубое поведение в прошлый раз и сказала, что полностью мне доверяет, особенно с тех пор, как поняла, что я смог помочь генеральше. Значит, та уже похвасталась, негодяйка…
„У меня, слава Богу, нет подобных проблем, – сказала Рихтер, – но меня постоянно тревожат кошмары, и я хочу, чтобы вы их мне растолковали.”
Пригласил ее прилечь на кушетку и взял свою записную книжку. Сон, о котором она мне рассказала, был слишком красноречивым.
„Я лежала на рельсах туманным днем. Неожиданно послышался гудок локомотива. Ко мне мощно, на огромной скорости, приближался поезд.
Я попыталась встать с рельсов, но не смогла. Начала кричать от ужаса, но в тот самый миг, в который локомотив прикоснулся ко мне, мое тело вдруг превратилось в длинный туннель и поезд, ликуя, вошел в меня. Я испытала огромное облегчение…” Мне все было ясно. Но как ей об этом сказать? А вдруг она опять обидится и тогда я навсегда лишусь возможности разглядывать ее прекрасные икры?
— Ну-у-у… насколько я могу объяснить ваш сон, госпожа.., – начал я, запинаясь.
— Я не хочу, чтобы вы его растолковывали, – прервала она меня, – я хочу, чтобы вы мне посоветовали, как сделать так, чтобы мне каждую ночь снились такие прекрасные сны.
Тут я почувствовал, что весь мой авторитет рухнет в мгновение ока, если я тотчас же не дам удовлетворительного ответа на этот ее вопрос, поэтому сразу попытался сменить тему. Внезапно вспомнил про царя Эдипа.
— Госпожа Рихтер, вам когда-нибудь снилось, что вы состоите в интимных связях со своей матерью?
Я уставился на свою пациентку, тупо ухмыляясь, а она встала и закатила мне такую пощечину, что моя записная книжка вылетела через окно. Думаю, что на этот раз я потерял ее навсегда.

26 апреля 1918

Госпожа Бунте приперлась в мою комнату под предлогом, что нашла записную книжку на улице и теперь пришла ее вернуть.
— Вы копались в моих личных записях? – воскликнул я возмущенно.
— Да, но, признаться, я ничего в них не поняла. Что такое „либидо”, какое-то дикое животное, что ли?
Э-э-э.., как она сказала: – Либидо?!
Бинго!
Вот оно, искомое слово.
Я начал тискать свою толстушку-хозяйку в приступе неудержимой радости.
— Эй, Зигги, давайте уж лучше на кушетку приляжем, – кокетливо сказала она.

5 сентября 1918

Заново препрочитываю „Царя Эдипа”. Интересно, испытывал ли он наслаждение, когда обладал свою мать? И почему, раз уж так сильно раскаивается, не отрежет себе яйца, а выкалывает глаза? Может Эдип – это сам Софокл? А может быть сфинкс – это литературная проэкция проклятой хозяйки Софокла?

4 ноября 1918

Роршах появился вновь и пригласил меня на обед. Набитый дурак, но отказаться не было возможности. Если отказаться от приглашения, он решит, что я зазнался, и будет сплетничать по всей Швейцарии, что у меня слишком великое самомнение.
Уселись в ресторанчике „У Ирмы” и заказали щи и пиво. Черт побери, этот человек начал хвастаться без устали. Стал объяснять мне, что его метод клякс дает невероятные результаты и что благодаря ему он стал исключительно уважаемым человеком в среде своих щвейцарских коллег.
Я тактично решил замолчать, но вдруг этот надувшийся индюк ляпнул, что может „одолжить” мне свой метод и объяснить его мне, чтобы я практиковал его на своих пациентах. Меня как будто поразило громом, я смотрел на этого самонадеянного щвейцарца и не мог поверить своим ушам.
— Герман, между нами есть одна существенная разница. Я работаю с более или менее нормальными пациентами, а ты – с идиотами. А когда работаешь с идиотами, можешь сам себе поверить, что любой метод, который ты к ним прикладываешь, дает результаты. Все дело в том, что эти люди умственно безпомощны и не могут сопротивляться твоим бездарным методам. Но это вовсе не доказательство, что твоя теория правильна.
— Разумеется, она работает! – воскликнул Роршах и экзальтированно швырнул ложку в суп. Его тарелка перевернулась и суп вылился прямо мне на колени. Мои новые брюки целиком покрылись ошметками капусты и вермишели.
— Так, это уже слишком! – сказал я.
— Подожди, подожди, вот посмотри на свои брюки и скажи мне, что ты видишь? Эти кусочки капусты не напоминают ли тебе сиськи?
Я вскочил, дал ему пощечину и вышел из ресторана. Пока шел домой, думал о том, насколько низко пала наша наука, раз уж любой дурак, который обляпывается в ресторанах, считает себя ученым.

27 декабря 1918

Опять пришла генеральша. Начала реветь прямо с порога – застала сегодня своего мужа за сношением с рождественской елкой.
— Он был весь исколот иголками, но та-а-ак рычал от страсти, – всхлипывала госпожа Циммер. – А когда его борода занялась огнем от свечек, он просто впал в экстаз. „Что ты делаешь, Карл?”, – спросила я его, а он мне ответил, что наконец-то нашел себе очень пламенную партнершу. И если судить по его сожженной бороде – кажется, это так. Скажите, доктор Фрейд, я и вправду холодна? – грустно спросила она, снимая платье.
Я установил, что это не так.

15 января 1919

Сегодня госпожа Рихтер опять нарушила свой обет и пришла ко мне рассказывать свои извращенные сны. Ей снилось, что она – трясина, и в ней застрял целый караван верблюдов. Ах, какая порочная пышечка!

20 февраля 1919

Кажется, я схожу с ума.
Женщины больше меня не возбуждают, возбуждают лишь их фантазии. Не хочу их трахать, хочу их слушать.
Дело дошло до того, что неделю назад заплатил проститутке и вообще не прикоснулся к ней – лишь заставил ее говорить мне о сексе.
Я превратился в полного дебила. Мне снятся кошмары. Почти каждую ночь во сне ко мне заявляется этот идиот Роршах и гоняется за мной с огромным супником, чтобы облить.
Наверное, я нуждаюсь в отдыхе.

12 марта 1919

Хозяйка… порно… деньги для наема… генеральша… Эдип… либидо… суп… госпожа Рихтер… суп… венчанки – тупые п…пышки… Роршах… кляксы… Эдип… генеральша… сны… мне страшно… я схожу с ума… я схожу с ума… я схожу с ума…

Перевод с болгарского:
Елена Ангелова

www.karolena.livejournal.com

КОМЕНТАРИ

Коментара

Вашият коментар

Този сайт използва бисквитки (cookies), за да Ви предостави възможно най-доброто потребителско изживяване. Ако продължите да използвате сайта, то вие сте съгласни с това. Научете повече

The cookie settings on this website are set to "allow cookies" to give you the best browsing experience possible. If you continue to use this website without changing your cookie settings or you click "Accept" below then you are consenting to this.

Close